Приветствую Вас Гость!
Пятница, 18.08.2017, 21:15
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 38

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Вход на сайт

Поиск

Каталог статей

Главная » Статьи » Общество

Тяжкое бремя войны

Шла война, но государство не останавливало картографические работы – карты были нужны как для войны, так и для нужд экономики. Для того чтобы составить топографические карты, требовалось прорубить сеть опорных просек по всей территории страны, построить геодезические вышки, произвести измерения. В геодезических партиях, которые занимались этой работой, остались только специалисты и монтажники, всех остальных призвали на фронт. Возникла, казалось бы, неразрешимая проблема: где взять рабочие руки? В правительстве решили: рабочих должны предоставлять колхозы на местах. А в колхозах были свои жёсткие планы поставки сельхозпродукции, людей тоже не хватало. Пахали, сеяли, рубили бабы, старики и подростки. Тех мужчин, которых не призвали на фронт, увезли в трудовую армию. Колхозы, хотя и формально, но выполнили распоряжение сверху. Они стали отправлять необходимое количество людей: фронтовиков после ранений, подростков с 14 лет. Других резервов в деревне не было. В тылу кроме колхозной работы было ещё много «фронтов»: лесозаготовки, лесосплав…
В 1943 или 1944 году весной, когда Парасья боронила колхозное поле, к ней подошёл председатель колхоза «Труженик» Григорий Лазаревич Носов и приказал в течение часа собраться и ехать на работу в геодезическую партию и добавил, что простой лодки отнесут на её счёт. К берегу села Трусово снизу «бечевой» подошла большая печорская лодка, полная людей. Среди них были две женщины. Парасья не успела собраться вовремя, не было обуви и еды, чтобы взять в дорогу. Лодка ждать не стала. На берегу остался провожатый – фронтовик после ранения, устьцилём Тит. Он после сбора людей повёл Парасью Петровну и Наума Герасимовича Чупрова вслед за лодкой. В деревне Ортино к ним присоединился Родион Никитич Евсюгин. Лодку они настигли через тридцать с лишним километров в мыльском Язевском наволоке. В деревне Мыле к ним придружили ещё несколько колхозников. Среди них была Марья Бобрецова, дочь Иллариона младшего, одного возраста с Парасьей. До деревни Савино уже по мелкой реке Мыле большими трудами затянули печорскую лодку с грузом. Здесь по разнарядке председатель местного колхоза «Победа» Степан Архипович Бобрецов выделил несколько лошадей для перевозки грузов и подвозки брёвен при строительстве вышек, а также несколько колхозников в рабочие. 
Первую геодезическую вышку или «знак» с участием Парасьи Петровны строили в 12 километрах северо-западнее от Ямозера. Она вспоминает, что начальником съёмки был мужчина по фамилии Власов, десятником, который непосредственно руководил строительством, – Воронин. Из Савинской к месту строительства бригаду вёл охотник Прокопий Архипович Бобрецов. Первыми не выдержали тяжёлой, непосильной жизни лошади. Корму ещё было мало. Дорог не было, везде сплошные болота. Все лошади сдохли в первый же месяц. Грузы для строительства и для жизни партии с реки Мезенская Пижма за несколько десятков километров колхозники носили по болотам на себе. Плечи были розны (протёрты) до костей лямками вещмешков. Как завидовала тогда Парасья диким северным оленям, которые пробегали рядом, когда они брели с ношами по болотам. Питание для колхозников, которых выделили в геодезическую партию, не было предусмотрено. Двести граммов хлеба – это всё, что им доставалось. Колхозники были на подножном, в прямом смысле слова, корму: ели грибы, ягоды, всё, что хоть немного было съедобным в лесу. Спасло от голодной смерти то, что на Ямозере рыбачила бригада мезенцев и колхозники брали у них невод, чтобы добыть рыбы для прокорма. 
Кроме перевозки грузов рабочим приходилось рубить лес для вышек. Таскали верёвками брёвна, корили, блоками поднимали конструкции наверх. Постоянных монтажников было четыре человека, которые непосредственно вели монтаж вышек. Строительство каждой вышки начинали со строительства жилья (избушки), в которой было два ряда нар, очаг из камней, топившийся по-чёрному. Это было единственное благо в жизни Парасьи – поспать в тепле и высушить одежду. Добрым словом Парасковья Петровна вспоминает Матрёну Ивановну Бобрецову из Савино, которая подкармливала её колобками из турнепса, так как хлеба у них тоже не было. Уже в середине лета распалась у Парасьи обувь, и они с подружкой Марьей до поздней осени проходили босиком. Парасья вспоминает, что когда на переходах сильно мёрзли ноги, они ложились и грели их друг о друга. 
После строительства первой вышки на Ямозере колхозники сильно оголодали, оборвались и под любыми предлогами и без предлогов стали сбегать из геодезической партии. Вторую вышку Парасья строила недалеко от Архангельского тракта «На Никишиной», третью «У Чёрного ручья» по реке Мыле. Высота вышек составляла пятьдесят один метр. По окончании сезона Парасью и Марью от Чёрного ручья начальник партии на лошади отвёз до д. Мылы. На прощание он спросил подружек: «Есть ли желание в следующем сезоне ещё поработать в партии?». На что Марья ответила: «Если пошлют, то поеду. Беда у вас худо, но у нас в деревне ещё хуже. Бабы с голоду помирают». Вот так жили колхозники в тылу далеко от фронта. Тогда Парасья и другие труженики не могли предположить, что в успехах геологов, ракетчиков, космонавтов в послевоенные годы, которые шли по маршрутам составленных карт и координатам, есть доля их труда. 
Известие о Победе в мае 1945-го Парасья услышала, когда они с Евдокией Селиверстовной Ермолиной по последнему зимнему пути везли сено с заречья. И вместе с ослабшими лошадьми поднимали возы сена с Язёво на Трусовский холм. Они увидели, что идут бабы в добрых сарафанах на митинг по случаю Победы.
Однако ничего не изменилось в жизни Парасьи, не почувствовала она победы. После ледохода её в составе рыбацкой бригады отправили на Косминские озёра ловить рыбу. Бригадиром был Петрован Михайлович Носов. В составе бригады были дочь Петрована Марфа и Парасковья Ананьевна Ермолина. Рыбаков на озёрах было много: от всех цилемских колхозов, а также мезенцы и просто семьи, которые ушли туда, чтобы прокормиться и не умереть от голода. Среди них была семья Трофима Михайловича Попова. Хотя хлеба почти не было, но жилось сытней, была рыба. Жили на «Носке» – так называлась гумёжко (рыбацкий стан). Сдавали выловленную рыбу там же. «Выплыли с рыбы» (вернулись с рыбалки) они уже в сентябре. На берегу в Трусово Парасью встретил отец, который вернулся с фронта, где он был после трудовой армии. Только тогда Парасья почувствовала, что война закончилась, что дальше будет легче. После рассказов отца о том, как они работали в трудовой армии и воевали на фронте, отошли обиды, при которых казалось, что ей жилось тяжелее многих, слишком много военных тягот выпало на её долю. Парасья осознала, что тем семьям, в которых близкие не вернулись с войны, намного тяжелее. 
Наступило мирное время, но ещё не один год жители деревень несли тяжкое бремя войны. Парасковья Петровна четырнадцать лет работала на лесоучастках и сплаве, много лет в отъездных сенокосных звеньях. По её словам, с четырнадцатилетнего возраста дома она почти не жила. В 1951 году сосватали её замуж за Акима Алексеевича Чупрова, и с тех пор Парасковья Петровна живёт в д. Филиппово. До сих пор по мере своих сил помогает жить внукам в наше время.
Много ещё пришлось пережить в жизни Парасковье Петровне, но никогда не уйдут из её памяти годы войны. Труженица тыла Парасковья Петровна награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Низкий поклон Вам, Парасковья Петровна, и всем труженикам тыла! С праздником Великой Победы! Очень хочется, чтобы все, кто пережил войну, рассказывали детям, внукам и правнукам, как жилось в ту неимоверно тяжёлую пору, какую цену заплатили люди, чтобы Победа пришла! 
Г. Я. Чупров, краевед,
С. С. Зотова, 
заведующий Филипповской библиотекой.

Категория: Общество | Добавил: kireevdv (11.05.2017)
Просмотров: 405 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]